Непосильная ответственность учредителей

Друзья, вам наверное известна фраза из известного романа «Будьте аккуратны со своими желаниями — они имеют свойство сбываться»? Когда-то, сначала собственной карьеры, я очень пеняла на то, что малому бизнесу не необходимы грамотные главбухи, ведь чем платить огромную заработную плату специалисту — дешевле открыть фирму, а года через 2-3 кинуть, без всяких проверок. А в декларациях можно было указать, что угодно, проверка-то не предполагалась в недолгой жизни ООО «Рога и копыта»!
Времена поменялись. Кинуть фирму сейчас не так то просто, в декларациях тоже что попало не нарисуешь. Но грамотные главбухи как и раньше не особо необходимы, сейчас уже в силу того, что еще чуточку усилий со стороны законодателей, и от малого бизнеса скоро ничего не остается.

Какие же законотворческие новации «порадовали» нас в 2017 году?

Практически неприметно для делового общества в 2017 году начали действовать нормы, благодаря которым индивидуумов, желающих заняться делом, скоро можно будет вносить в Красноватую книжку.
Обо всем по порядку. Дело в том, что в 2017 году начали действовать поправки, внесенные законами 266-ФЗ от 29 июля 2017 г., 488-ФЗ от 28.12.2016 г., 401-ФЗ от 30.11 2016 г. в Налоговый кодекс, Закон «Об обществах с ограниченной ответственностью», «О гос регистрации юридических лиц и личных предпринимателей» и в закон о «О несостоятельности (банкротстве)».
Обычно на консультациях по выбору формы организации бизнеса мы подчеркивали, что ИП в отличии от ООО, отвечает по долгам всем своим имуществом, учредитель же юридического лица при нехорошем развитии бизнеса теряет только то, что вложил в уставный капитал. Как досадно бы это не звучало, сейчас такие объяснения не животрепещущи.
Да, ранее тоже была возможность вербования участников общества к субсидиарной ответственности (субсидиарная ответственность физического лица — вид дополнительной денежной ответственности за все непогашенные долги организации перед кредиторами и уполномоченными органами), но это исключительно в рамках процедуры банкротства при доказанности того, что конкретно деяния участников привели к банкротству.
Но с 30 ноября 2016 г. действует освеженная редакция подп. 2 п. 2 ст. 45 НК РФ, которая дает возможность налоговикам взыскивать возникшую при проверке (выездной, камеральной) налоговую недоимку, которая считается более 3 месяцев, не только лишь с зависимых с налогоплательщиком организаций, да и с физлиц, которые признаны трибуналом зависимыми с налогоплательщиком, получали от недоимщика средства либо другое имущество, после того как была начата проверка.
В числе этих лиц сейчас возможно окажутся ИП, также учредители, руководители и другие связанные с налоговым должником «физики». Как практически всегда в нашей стране эти конфигурации произошли неприметно, всего только подмена слов: было — «организации», а стало — «лица» и, вуаля, шансы заплатить налоги из собственного кармашка появились у учредителей, управляющих и других злосчастных, кто получал ранее средства у данной компании.
Сейчас о процедуре банкротства. Имейте ввиду, что если вы задолжали налогов больше чем 300 тыщ рублей и у вашей организации отсутствуют средства и возможность их заработать в обозримом будущем, вам лучше резвом темпом начинать функцию банкротства. Объясню для чего.
В согласовании с законом, если директор не подал заявление о банкротстве, появляются формальные предпосылки для вербования к субсидиарной ответственности.
В согласовании с законом о банкротстве налоговая инспекция, являясь уполномоченным органом, должна инициировать функцию банкротства организации, если она в течение 3 месяцев не погасила задолженность по неотклонимым платежам в размере более 300 000 руб. Для физических лиц, в том числе бизнесменов, этот порог выше: для возбуждения процедуры банкротства налоговая задолженность должна быть более 500 000 руб.
При всем этом, согласно закону о банкротстве, к субсидиарной ответственности можно привлечь контролирующих лиц. Ранее это были лица, которые в течение 3-х лет до начала процедуры банкротства были:
  • руководителями организации;
  • участниками, акционерами, обладающими более чем 50% акций (толикой);
  • членами ликвидационной комиссии;
  • лицами, которые могли совершать сделки от имени должника;
  • хоть какими другими лицами, которые могли давать указания либо определять деяния должника в с
    илу каких-то обстоятельств.
Сейчас же согласно закону № 266-ФЗ от 29.07.2017 арбитражный трибунал может признать хоть какое лицо контролирующим при наличии других оснований.
Знаменательно, что закон в первый раз ввел термин «номинальный руководитель». При всем этом для такового управляющего введены послабления по Павлику Морозову: номинальный управляющий не будет привлечен к ответственности, если:
  • обоснует, что не оказывал определяющего воздействия на решения компании-банкрота;
  • поможет установить истинное контролирующее лицо либо отыскать его сокрытое имущество либо имущество компании-банкрота.
Представим, средств у предприятия недостаточно для проведения процедуры банкротства и арбитражный трибунал по этой причине отказывает в процедуре. Тогда, в согласовании с переменами, закон позволяет завлекать к субсидиарной ответственности контролирующих лиц вне рамок процедуры банкротства.
Так, контролирующее лицо может быть привлечено к субсидиарной ответственности, если:
  • Создание по делу о банкротстве прекращено в связи с отсутствием средств, достаточных для возмещения судебных расходов на проведение процедур, используемых в деле о банкротстве;
  • Заявление уполномоченного органа о признании должника нулем возвращено.
Заявление от кредиторов об ответственности контролирующих лиц в данном случае подается в 3-х летний срок в тот же арбитражный трибунал, что и возвращал заявление о банкротстве либо прекращал это дело.
А вот эта норма закона о банкротстве, на мой взор, просто драконовская: пункт 6 ст. 213.28 закона прямо предугадывает бессрочную возможность взыскания долгов, появившихся при вербовании гражданина к субсидиарной ответственности в случае банкротства подконтрольного юридического лица и при возмещении причиненных им убытков.
Таким макаром, после проведения, скажем, выездной налоговой проверки, которая как понятно не заканчивается без начисления налогов в значимых размерах, инспекция может стать главным кредитором предприятия. Тогда она производит поначалу меры принудительного взыскания в порядке ст. 46, 47 НК РФ, а позже возбуждает функцию банкротства в качестве кредитора и после признания должника нулем завлекает учредителей либо управляющих должника к субсидиарной ответственности.
Ваше счастье, если вы можете оспорить решение по акту налоговой проверки в суде, а если нет, то возможность положительного рассмотрения заявления налоговой о вербовании к субсидиарной ответственности растет неоднократно.
Потому если трибунал проигран, следует при невозможности погашения долга сперва подать заявление о банкротстве, а в предстоящем попытаться обосновать в суде, если вас привлекут к субсидиарной ответственности:
  1. Отсутствие вины в собственных действиях.
  2. Отсутствие причинно-следственной связи меж вредом и своими действиями.
  3. Правомерность и необходимость принятых решений.
Итак, подытожим. Заявление о вербовании к субсидиарной ответственности можно подать как после окончания процедуры банкротства, так и вне данной процедуры, если в ее внедрении было ранее отказано либо было прекращено создание. Мы лицезреем, что изменение законодательства и судебной практики делает все более неминуемой функцию погашения задолженности организации-банкрота, в том числе за счет имущества учредителей.
Понятно, что нормы законотворчества ориентированы сначала на нерадивых собственников. Но в критериях истинной экономической ситуации и судебной системы попасть под раздачу даже самому честному директору просто. Ну, отгрузил продукт, ну не заплатили, налоги начислены, а платить нечем. И что?
Ты должник по гроб жизни? Либо прощай, имущество? На мой взор заниматься предпринимательской деятельностью становится так рискованно, что даже чахлые ростки малого бизнеса скоро совершенно завянут. Если, естественно, законодательство не обменяется.